May 21st, 2007

centaurito

Схождение имён

А вот тут имеется хорошая запись и симпатичные комментарии. Повыступав там в защиту Льва Гумилёва, решил у себя продолжить.

Много написано всяких умных книжек, а «Древние тюрки» всё никак не выйдут из оборота. Не раз, действительно, ущучивали Гумилёва по фактическим ляпам, часто спорят с его интерпретациями; я и сам недавно отправил в печать мелкую работу, где занимался, среди прочего, тем же (в отличие от Л.Н., не вижу я особого хвастовства в заявлении Кутлуга, что, дескать, после его набега в кыргызской земле «не стало живых людей» — скорее всего, в 795 году уйгуры посекли неразумных кыргызов и впрямь страшненько, чтоб остальным неповадно было); литературу Гумилёв бросил читать где-то в конце 70-х, позднейшие его книжки сплошь несуразны… но «Степная трилогия» всё так же занимает почётное место в списках литературы, а ссылки на неё ставят, как на полноценный источник, не обращая внимания ни на ошибки, ни на спорность суждений, ни на бредовость пассионарной теории. Не удивлюсь даже, если однажды РАН дойдёт до академического комментированного переиздания гумилёвских трудов. Ну и почему так?

Мне кажется, соль в том, что Гумилёва, особенно раннего, читать по-настоящему интересно — вне зависимости от того, кто ты и насколько погружён в тему. При всём превосходстве высокого академизма над обыденной художественностью — гумилёвский взгляд на персонажей древнетюркской истории как на живых людей, да ещё без заигрываний с читателем, — затрагивает какую-то глубокую историческую правду, неподвластную строгой аналитике. Никакой писатель не смог бы написать историю так живо — это именно исторический труд, но проникнутый каким-то изумительно личным отношением. Где-то так, наверное.

А что до ошибок, неточностей и перехлёстов… Ну так чего уж там, вон Кюнер издал целый том поправок к Бичурину, многие и воспринимают это как один сплошной четырёхтомник. Сделайте и к Гумилёву книжку поправок, чертовски занятно должно быть. Вот, кстати, Бичурин: ошибка на ошибке, говорят, а ничего равного так никто и не предложил. Видно, и тут есть то же дивное авторское обаяние, порождающее нечто вроде особого качества — принципиальной непревосходимости бичуринского труда. Ничего так сошлись тут у меня имена, правда? — Бичурин и Гумилёв. В чём-то они определённо родственники. ;)