Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

centaurito

Летящий сук не остановишь

На заре туманной юности была у меня большая книжка в толстом красном переплёте, называлась, кажется, «Красный фонарик», а внутри содержалась разнообразная китайская мудрость в лайт-версии, для детей то есть. Единственное, что я оттуда помню — историю про учителя и ученика. Учёба состояла в меткой стрельбе из лука, и самонадеянный ученик бросил учителю вызов. Ясное дело, никто не мазал, каждый расщеплял своей стрелой предыдущую стрелу оппонента, только что успешно впившуюся в «десятку», и вот у учителя стрелы вышли, и ученик победоносно пустил последнюю стрелу. Так бы и одолел, но учитель отломил корявый сук с дерева и выстрелил им из лука, словно стрелой, всё с той же, кто бы сомневался, меткостью, посрамив тем самым надменного юнца. Выводилась ли отсюда какая мораль, не помню, но понаумозаключать при желании можно много чего всякого.

Эх, перечесть бы ту детскую китайскую книжку.
centaurito

Жили у бабуси два весёлых...

Да. Именно эту песенку детскую я и вспомнил, увидев прилагаемую картинку.
Collapse )
Итак, жили у бабуси два весёлых... а собственно, это вообще кто? Что за птицы-то вышиты? Ума не приложу, спасите-помогите. :)

Вопрос не без лукавства, впрочем, поскольку этнос/культуру/дату при этом всем желающим предлагается угадывать самостоятельно. И как это согласуется с местным фольклором, тож интересно. ;)

(подсказка, вдруг поможет: это рубаха такая была, а картинки были на груди, и расставлены в оригинале шире, я вырезал лишнее)
  • Current Music
    вот эта самая песенка и напевается
  • Tags
centaurito

О географическом кретинизме

Известное дело - текущее молодое поколение испытывает патологическую беспомощность перед простой географической картой. Ну, конечно, всякие там гуглемапы и яндекс-карты частично спасают страдающих географическим кретинизмом, но не всё же на электронику-то расчитывать. И если помочь уже выросшим, пожалуй, трудновато, то для детей рецепт имеется, и он прост, как летящий со свистом в ночи дубовый пень. Не знаю, абсолютен ли этот рецепт, но срабатывания зафиксированы неоднократно. Всего-то надо повесить над кроватью (диваном, столом, - там, куда легко посмотреть, не совершая чудовищно сложного вставания с привычного места) эту самую географическую карту, и при всякой возможности искать на ней то, что при каких-либо обстоятельствах упоминается.

У меня в детстве сменилось несколько таких карт, а менять их приходилось от бесчисленного вычерчивания на ней маршрутов, которые фигурировали в прочитываемых книжках. Ей-ей, я чуть в картографы в результате не подался. :)

А вот помогут ли в таком деле электронные карты - не уверен. Боюсь, не помогут...
  • Current Music
    Армстронг со своей трубой чего-то там
  • Tags
centaurito

Древняя пустота

Подземная пустота в археологии — редкость. Земля заполняет всё, её волочат за собой насекомые, грызуны, корни, наконец, вода — и пустоты под землёй не остаётся. Но уж если она осталась — она имеет запах, вкус и даже, может быть, цвет. Это не зараза — покамест все разговоры про древние возбудители таинственных болезней оказывались пшиком; это что-то иное, всегда холодное и даже, кажется, плотное.
Collapse )
Вот сосуд, в котором в течение тринадцати веков обитала пустота. Это погребальная урна с Арбанского чаатаса (опять я свой любимый чаатас рекламирую, пора бы и сменить пластинку, пожалуй), в которой покоился пепел сожжённого ребёнка (тут меня недавно спрашивал какой-то аноним про детские сожжения у кыргызов — так вот оно, опознано по кальцинированной заведомо детской косточке). Урна стояла в узкой ямке, была перекрыта каменной плиткой, а на дне этого глубокого сосуда и находился прах, слоем сантиметров в пять, не больше. А от праха до плитки и хранилась древняя подземная пустота. Когда я снял плитку-перекрытие, пустота эта выдохнулась из сосуда прямо мне в лицо, овеяла холодом и немножко даже, казалось, сыростью, хотя день был жаркий, и прогрелись насквозь даже самые массивные камни окрестных погребальных оград. Я не романтик, в общем-то, и уж точно не мистик, но нечто этакое меня тогда пробрало, честное слово. Суровый, видать, ребёночек-то был, весь в родителей.

Публикуется, ясное дело, впервые.
centaurito

Старцы и дети

Что-то в этом году смерть не одиночными выстрелами работает, а очередями. Я всё понимаю, конечно, годы и всё такое, но когда сразу вслед за Бергманом уходит Антониони - это, по-моему, перебор. Не то чтоб я по их фильмам с ума сходил, но иногда вот как посмотришь этакое такое кино - и чувствуешь себя человеком. А не как обычно после кинопродукции. Грустно, жаль великих старцев, но, как ни грусти, на то они и старцы.

Collapse )
Когда умирают дети, всё иначе. Полагаю я, что неправы те, кто считает, будто культура познаётся через её отношение к смерти как таковой. Не-а, культура и цивилизованность познаются через отношение к смерти ребёнка. Так вот, мои дорогие енисейские кыргызы, конечно, были варвары ещё те, но вот иногда пробивало их на такую трогательную... нежность, что ли, что прямо хоть плачь. Прилагаемая картинка тому свидетельство: два крошечных горшочка из детской кыргызской могилы, снова с Арбанского чаатаса. Обычно-то не заморачивались, просто брали горшок-другой с ближайшей кухни, да и ставили в могилу с чем-то там съедобным, а тут - взяли и сделали пару крохотных горшочков, спрофилировали как следует, и в печи обожгли, как положено, не абы как. Два горшочка, словно два траурных цветка, а может - словно пара каких-то морских тварей, не знаю. Любили того малыша, наверное.
centaurito

Как было и как стало

Наткнулся на форуме сайта kyrgyz.ru на грустную тему про околонаучные баталии в Абакане, Бутанаев там на Тугужекову обиделся и устроил публичную разборку со сливом ругани в прессу. Это ещё не самая бурная грызня - на фоне, например, перепалки Худякова с Кубаревым (ссылки даю не на оригинал, — он в сети есть, но серверок там настолько тормозной, что лучше о нём и не думать) — это просто детский лепет; но вот почему-то обидно мне, что в такие выяснялова ударился именно Бутанаев. Потому что собственные воспоминания о нём у меня светлые и радостные.

Тогда, в 80-х, он ещё не был ни доктором, ни профессором, ни завкафедрой. Он был просто здоровенным, шумным и весёлым дядькой, который заявлялся в экспедиционный лагерь и ко всеобщему восторгу превращал его в чёрт знает что — с хохотом, пьянками, всякими симпатичными байками и научными дискуссиями одновременно. Как-то трудились у нас абаканские студенты, то есть преимущественно студентки, и среди них — этакая миниатюрная красавица-хакасочка, то ли дочь, то ли племянница какого-то местного бонзы; вела она себя крайне скромно и вежливо, вся такая чистенькая и аккуратная, с достоинством и без чванства — словом, вполне желанный в экспедиции человечек. И как раз приехал к нам Бутанаев. Разумеется, немедленно началось — тосты, песни, байки, выкрикивание ёмкого хакасского слова “Че!” и так далее, а потом Бутанаев, утратив способность поглощать угощение, решил пойти спать, но — надо же такому случиться! — перепутал палатки и ввалился аккурат к этому миниатюрному начальственному ребёнку, бухнулся на спальник и ну его уминать могучим своим туловищем. Умяв как следует, мирно задрых, так и не заметив под собою несчастную юную леди — а она в страхе и в отчаянии кое-как выкарабкалась и, естественно, немедленно уехала навсегда. Бутанаев же, проспавшись, вылез поутру из палатки, с хрустом потянулся и стал наслаждаться хорошей погодой и пейзажем — а было всё это на благословенном урочище Арбан, пейзажи там и впрямь хороши до невозможности — и никак не мог поверить, что чуть не расплющил невинное дитя.

Курировавший абаканских студентов Андрюша Готлиб по поводу этого происшествия чрезвычайно переживал и ответственно порывался что-то этакое предпринять и поправить, но многоопытный Глебыч, тогда ещё не профессор Савинов, но уже вполне умудрённый жизнью начальник СЕАЭ, отвёл Готлиба в сторонку и объяснил, что налицо внутриэтнический вопрос, нечего выводить его на международный уровень — ты ведь немец, я — русский, а они оба — хакасы; ну и чего мы тогда в это полезем со своей ответственностью, они сами разберутся, без нас. И ведь разобрались как-то, мирно и по-хорошему, без последствий.

Теперь, как следует из вышеприведённой ссылки, разбираются иначе. Увы.