Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Ура!

50 лет археологическому кружку А.В. Виноградова

Сегодня, 5 декабря - 50 лет археологическому кружку Алексея Владимировича Виноградова, и это очень, очень круто. .)

САЭЭто был первый не просто кружок, объединивший "детскую" археологию в Ленинградском Дворце пионеров и на Малом истфаке ЛГУ, а кружок, с самого начала ориентированный на создание собственной полноценной экспедиции, причём экспедиции не абы какой, а сибирской. Невероятно, но это получилось. Мы ездили в прекрасную Южную Сибирь, занимались прекраснейшей наукой, и сами были более чем прекрасны (и прекрасными остаёмся поныне, разумеется!).

С начала 80-х произошла смена поколений - добавились "дочерние" кружки, созданные учениками АВ, и даже "внучатые", созданные учениками его учеников, "сибиряки" повырастали и ушли во "взрослые" экспедиции, в кружках усилилось и расцвело северо-западное направление...

А в результате - несколько сот подростков обрели, не побоюсь этих слов, счастливое детство, а в петербургской науке появилось несколько десятков археологов, этнографов, востоковедов, преподавателей, нашедших своё призвание благодаря этому педагогическому феномену - фактически это целое поколение. Выходцев из "народа", как мы скромно себя называли, можно встретить и в универе, и в ИИМКе, и в Эрмитаже, и в Кунсткамере, и в РЭМе, и много где ещё, и в качестве просто сотрудников, и в качестве руководителей. А многие и не пошли в научные дебри, а просто стали отличными людьми, прошедшими в отрочестве чудесную школу.

Увы, не все живы, и потери множатся...

Тридцатилетие кружка отметили книгой о его истории - "Археология и не только..." Там вся правда написана! .) Книжка полностью есть в сети (частью уже на новом месте), а в связи с 50-летием кружка она вскорости станет ещё полнее и краше. .) Несмотря ни на что!

Бесконечная наша благодарность Шефу, да и нам тоже более или менее ура ,)
centaurito

Про учебник т.н. «обществознания».

Скандальный учебник по т.н. обществознанию (полистать, скачать), который просят убрать из школ и продажу которого уже приостановили, действительно мерзок. Но самая беда здесь не в гадкой цитате про людей с особой психикой (приведена в петиции), и даже не в махровом сексизме, а в самом предмете. Мне кажется, ничего уродливее, чем сам этот предмет - "обществознание" - и придумать нельзя. Целый предмет, перетекающий из класса в класс - ни о чём, он год от года всё больше замещает мозги каким-то... мылом, что ли. В попытках наполнить это время хоть каким содержанием даже толковый человек неизбежно скатится в глупости, а бестолковый - в мерзости. Если кому мало этого конкретного учебника - в сети предостаточно других, столь же бессмысленных и в конечном счёте вредных. Конечно, убрать этот учебник будет правильно; но на самом деле убрать нужно сам этот предмет, заменив его любыми другими науками, языками, да хоть физрой - толку будет больше, а вреда меньше. Или вот пусть в музеи вместо "обществознания" ходят.

Вот.
centaurito

Объединямус игитур.

Феерические новости приходят вконтактными тропами из СПбГУ:

«Сегодня учёный совет исторического факультета проголосовал с результатом 16 — за, 4 — против, 2 — воздержались за ликвидацию факультета и слияние с философским факультетом в рамках "Института истории и философии СПбГУ". Учёный совет философского факультета сделал это двумя днями раньше».

Надо полагать, уж теперь-то отечественное образование спасено.
centaurito

Объявление.

Как известно, у археологов, античников, искусствоведов и часто филологов — традиционно большие проблемы с устройством на работу по специальности. Во исправление этой несправедливости, а также с целью обеспечить себя ценными и, несмотря на реформу образования, профессиональными кадрами — Эрмитаж иногда предоставляет шанс — например, вот прямо этой осенью — проявить себя на профессиональном поприще, т.е. сперва разбиться в лепёшку, а потом в случае успеха — блистать в своё удовольствие и за зарплату. :)

Возможно, кто-то из заинтересованных лиц не увидел нижеследующего объявления на вконтакте и на эрмитажном сайте.
__________________________

Научно-просветительный отдел Государственного Эрмитажа
организует семинар по подготовке экскурсоводов для работы в Эрмитаже.

Collapse )
__________________________

Добавлю: приём, естественно, конкурсный. NB: нужно иметь российское гражданство. Кроме того, на практике — петербуржцам, с детства много ходившим в Эрмитаж, обучение и дальнейшая самореализация даются куда легче, чем иногородним; впрочем, это всё же не закон природы, случается и наоборот. Античники в официальной объяве почему-то не указаны (приравниваются, надо полагать, к историкам), но им, как и востоковедам, тоже имеет смысл попробовать.

Смелее! :)
centaurito

Легенда.

12 января Петербург попрощался с Мачинским.
В комментах к прошлой записи я сказал, что некролог лучше пусть напишут те, кто лучше и ближе знал Мачинского. Так вот, Ольга Алексеевна Щеглова, замечательный человек и авторитетный археолог, в последние годы много преподающая в СПбГУ, написала для своих студентов небольшой очерк о Мачинском; он опубликован в закрытой вконтактной группе, но мне показалось, что место ему — в открытом доступе. С разрешения автора воспроизвожу текст (убрал только пару внутривконтактных ссылок на альбомы).

Collapse )

К этому очерку я добавлю ссылку на точную, строго профессиональную оценку, данную С.В. Белецким в ответ на один излишне пафосный комментарий в его журнале. Между двумя археологами здесь нет противоречия, их оценки дополняют одна другую: Мачинский самореализовывался прежде всего как личность, а не узкопрофессионально, он, образно говоря, «высекал огонь», кого-то обжигавший, а кого-то и вдохновлявший, но мало кого оставлявший равнодушным. Он стал легендой давным-давно, а легенду и оценивают именно и прежде всего как легенду, чётко различая открытый обществу образ и внутрипрофессиональные критерии. В случае с Мачинским — образ, личность, легенда — конечно, значительнее и важнее всего остального (впрочем, друзья-скифологи говорили мне, что интуитивные решения Мачинского нередко находили себе затем и аналитическое подтверждение; верю, но и замечу, что главное, что мы получаем от таких людей — это не решения, а эмоциональное возбуждение мысли, и не так важно, согласной или протестующей).

На прощание к Октябрьскому подъезду Эрмитажа пришло множество людей — и студенты, иным из которых Мачинского впервые открыл приведённый выше очерк, и старики, имена которых составляют славу петербургской и вообще российской гуманитарной науки (не буду перечислять, не хочу кого-то забыть), и практически все заметные действующие питерские археологи. Кто-то, не знавший Мачинского лично, пришёл потому, что родителям он был дорог. Кто-то пришёл, потому что помнил публичные лекции и экскурсии Мачинского. Кое-кто из ожидаемых грандов не пришёл — может быть, оттого, что в конце жизни Мачинский был тяжек нравом и порой незаслуженно обижал людей; или просто не смогли по занятости или из-за недомогания, не знаю.

Гроб с телом Мачинского несли первые лица Эрмитажа и эрмитажного отдела археологии (научно-просветительным отделом, где числился Мачинский, руководят женщины). К руководителям музея присоединился В.Ю. Зуев (много сделавший для возвращения в актив науки имён и трудов былых корифеев, забытых или оттеснённых в советское время). Как всё прошло в крематории — не знаю, туда я уже не поехал.

А легенда, несомненно, будет иметь продолжение.
centaurito

Приёмы смены поколений.

Иначе как былину, или сказку, или какой прочий эпос, это рассказывать невозможно. Итак.

Жила-была знаменитая-знаменитая кафедра в известном-известном вузе, и возглавлял ея член-член-корреспондент. На кафедре работали разные люди, как водится: одни маститые, другие просто так, но люди тоже хорошие. Студенты, однако же, не всегда дураки, и потому норовили попасть под научное руководство не к просто хорошим людям, а к маститым сотрудникам кафедры, потому что маститые имеют какой-никакой опыт и хоть чему-нибудь могут по-настоящему научить, по крайней мере тех, кто сам хочет научиться. Трудно обвинять студентов, мне кажется, в странном по нынешним временам желании учиться не просто так, а у взрослых. Это гуманитарная сфера, тут опыт, и жизненный, и исследовательский, и педагогический, по-настоящему существен.

Но хорошим людям, которые пока ещё просто так, а не маститые, надо расти, и они хотели тоже научно руководить. И вновь: трудно их в этом обвинять, по-моему. Как трудно обвинять и руководство знаменитой кафедры в том, что оно хотело обеспечить научным руководством молодых сотрудников, несмотря на то, что они пока просто хорошие люди, и им самим ещё до фига чему надо учиться, учиться и учиться.

Решение было найдено следующее: маститым не дали спецкурсов и спецсеминаров, только общекафедральные курсы (которые, по совести говоря, уж извините, почти любой профессионал способен читать, не особо приходя в сознание, и именно на этих курсах самое то копить педагогический опыт, нарабатывать навыки и т.п.; а вот на спецкурсах и спецсеминарах и обеспечивается подлинная профессионализация, и тут нужен преподаватель с ого-го каким бэкграундом). Научно же руководить студентами группе маститых сотрудников запретили вовсе.

Так были убиты сразу два жирных зайца (в год Зайца, замечу я смеху ради):
а) молодые сотрудники получили возможность растить из студентов профессионалов и научно руководить этим процессом, т.е. делать то, к чему они гарантированно не готовы;
б) маститым было дано понять, что их опыт (огромный, без дураков) и педагогические таланты (клянусь, наличествующие), как и прочие знания с авторитетом, никому нахрен не нужны в знаменитом-знаменитом вузе, на авторитетной-авторитетной кафедре, с член-член-корреспондентом во главе.

Стоит добавить, что другое знаменитое учреждение, по совместительству руководимое тем же заведующим, уже давно стоит на этих рельсах: под вывеской поддержки молодёжи (что само по себе было бы, спору нет, замечательно) активно работающих докторов наук пенсионного возраста одного за другим переводят на четверть ставки (кого, может, и на полставки, я не настолько в курсе деталей). При этом, что характерно, некоторые известные мне вполне талантливые молодые люди почему-то оттуда норовят свалить в окрестные близкопрофильные организации с готовностью из мнсов стать хоть лаборантами, лишь бы подальше от вышеописанного руководства и последствий его талантливого труда.

Специально для любителей попредъявлять: заметили, как я ловко ни одного имени не назвал? так что коли где-то напутал, то какой с меня спрос, ага? Но я старался не напутать, потому что вывод отсюда следует, по-моему, однозначный: этой рыбе явно пора рубить сильно подгнившую голову, пока она насмерть всё не заруководила. В смысле, руководство надо менять, пока не поздно. Ибо, вы уж мне поверьте, это только часть истории, там ещё немало прочего маразма, и не только эндогенного, но и привходящего; так пусть хоть изнутри не так смердит.
centaurito

Школа мастерства :)

Люблю читать больших учёных. Вот, например:
...в данном случае практика явно отстаёт от теории; точнее — изложенная выше теоретическая преамбула на современном этапе изучения только фрагментарно может быть наполнена (и аргументирована) археологическим материалом.

Мрр. :)
centaurito

Как было и как стало

Наткнулся на форуме сайта kyrgyz.ru на грустную тему про околонаучные баталии в Абакане, Бутанаев там на Тугужекову обиделся и устроил публичную разборку со сливом ругани в прессу. Это ещё не самая бурная грызня - на фоне, например, перепалки Худякова с Кубаревым (ссылки даю не на оригинал, — он в сети есть, но серверок там настолько тормозной, что лучше о нём и не думать) — это просто детский лепет; но вот почему-то обидно мне, что в такие выяснялова ударился именно Бутанаев. Потому что собственные воспоминания о нём у меня светлые и радостные.

Тогда, в 80-х, он ещё не был ни доктором, ни профессором, ни завкафедрой. Он был просто здоровенным, шумным и весёлым дядькой, который заявлялся в экспедиционный лагерь и ко всеобщему восторгу превращал его в чёрт знает что — с хохотом, пьянками, всякими симпатичными байками и научными дискуссиями одновременно. Как-то трудились у нас абаканские студенты, то есть преимущественно студентки, и среди них — этакая миниатюрная красавица-хакасочка, то ли дочь, то ли племянница какого-то местного бонзы; вела она себя крайне скромно и вежливо, вся такая чистенькая и аккуратная, с достоинством и без чванства — словом, вполне желанный в экспедиции человечек. И как раз приехал к нам Бутанаев. Разумеется, немедленно началось — тосты, песни, байки, выкрикивание ёмкого хакасского слова “Че!” и так далее, а потом Бутанаев, утратив способность поглощать угощение, решил пойти спать, но — надо же такому случиться! — перепутал палатки и ввалился аккурат к этому миниатюрному начальственному ребёнку, бухнулся на спальник и ну его уминать могучим своим туловищем. Умяв как следует, мирно задрых, так и не заметив под собою несчастную юную леди — а она в страхе и в отчаянии кое-как выкарабкалась и, естественно, немедленно уехала навсегда. Бутанаев же, проспавшись, вылез поутру из палатки, с хрустом потянулся и стал наслаждаться хорошей погодой и пейзажем — а было всё это на благословенном урочище Арбан, пейзажи там и впрямь хороши до невозможности — и никак не мог поверить, что чуть не расплющил невинное дитя.

Курировавший абаканских студентов Андрюша Готлиб по поводу этого происшествия чрезвычайно переживал и ответственно порывался что-то этакое предпринять и поправить, но многоопытный Глебыч, тогда ещё не профессор Савинов, но уже вполне умудрённый жизнью начальник СЕАЭ, отвёл Готлиба в сторонку и объяснил, что налицо внутриэтнический вопрос, нечего выводить его на международный уровень — ты ведь немец, я — русский, а они оба — хакасы; ну и чего мы тогда в это полезем со своей ответственностью, они сами разберутся, без нас. И ведь разобрались как-то, мирно и по-хорошему, без последствий.

Теперь, как следует из вышеприведённой ссылки, разбираются иначе. Увы.
centaurito

Субботние будни с подвыподвертом.

Неспешно выверяя и рихтуя картиночки для статеечки, обнаружил одну и ту же смешную лажу сразу в двух статьях былого учителя. Ну вот не занимался человек никогда типологией углублённо, некоторых фишек в упор не сечёт, что ж тут поделаешь. Многие вон вообще считают, что типология - это что-то вроде алхимии, но с подвыподвертом. Про подвыподверт, впрочем, не стану спорить. ;)

Но ведь придётся человека лишний раз клюнуть. Эх...

А ещё нынче Шендерович по радио всех ругал и клеймил, и вот как дошёл до втаптывания в грязь светлого имени и образа тов. Матвиенко, так сразу и забарахлил ретранслятор Эха Петербурга. Глупые, смешные охранители устоев, интернет-трансляция же есть, и файлы потом сразу на двух сайтах выкладывают!

Словом, не соскучишься с этим человечеством, зря врут мизантропы. ;)
centaurito

Про универ немножко

Всё же университетские сайты - потрясающая кладовая, как ни начнёшь там бродить - непременно что-нибудь этакое найдёшь. Сегодня вот познал мудрость универской структуры: на факультете философии и политологии СПбГУ есть, оказывается, Кафедра музейного дела и охраны памятников, что само по себе наводит на мудрые мысли, а вот на истфаке наличествует Кафедра музеологии, и это тоже не может не радовать. Будь я какой-нибудь вербицкий затейник, я бы раз в несколько лет заставлял указанные факультеты меняться означенными кафедрами, просто так, в порядке текущей реорганизации. Один чёрт Менделеевская, 5.

Но я не вербицкий затейник, а вербицкие затейники занимаются не вышепредложенным полезным ченджем, а разрушением структуры приуниверских НИИ, каковые лишены недавно самостоятельности и переподчинены факультетам. А и фиг бы - скажете вы, и будете неправы, ибо при этом оказались объединены квоты казённого листажа монографий, и факультетские орлы получают доступ к НИИшному заповедничку. Это я с замдиректора одного из переподчинённых институтов давеча пообщался, он мне и открыл этот побочный эффект обычной бюрократической мути. Я ничего не имею против издательской деятельности факультетов, наоборот, всячески её приветствую, но заповеднички-то зачем трогать?